Меня редко пробивает на писанину, тем более на рифмосложение. В основном это моменты, когда надо что-то накропать на день рождения, юбилей, либо начальную/финальную песню со смыслом и прочие ответственные мероприятия. Поэтический дар у меня начисто отсутствует, поэтому начиная читать эти строки, подумайте, надо ли оно вам. Ритм не соблюдается, как это правильно читать вслух знаю пожалуй только я сам. И вообще, это не стихи, а сатирическая песня на трех аккордах. Посвящается очередной летней свадьбе. 

Фрезеровщик трехпалый Петров — знатный бракодел,
Из деталей простеньких трех, ноль пять сделать сумел,
Фрезеровщик трехпалый Петров — знатный бракодел,
В жизни главное для него – утром опохмел.

Все что в жизни делал Петров все брак,
Все что в жизни делал Петров – все не так,
Все что в жизни делал Петров – все не так,
И решил тут Петров завести домашний очаг.

Брак, брак, брак, заключил бы брак
Так, так, так важный сделал шаг
В жизни должен брак разобрать бардак.
Брак, брак, брак, брак, брак.

Думал он изменить все в жизни своей зараз,
Но никто замуж не шел из подруг-зараз.
Лишь смотрел на него с тоскою сосед Тарас,
Сосед Тарас старый был гомосек

Отчаявшись Петров смело вошел в интернет,
В интернете он где-то слыхал ищут счастья свет.
И нашел он в знакомствах ее – милой след,
Анкета на сайте с ником «глубокий минет».

Брак, брак, брак, по интернету брак,
Мрак, мрак, мрак, это полный мрак.
Горе для соседей радость для гуляк.
Брак, брак, брак, брак, брак.

Через неделю молодые уже разошлись,
На почве семейных ценностей не сошлись.
У Петрова новые поиски начались.
И с новой судьбою в цехе встретились.

Там судьба из горла задорно пила «Агдам»,
Ее звали Клава – сто двадцать пять килограмм,
Грациозна была словно гиппопотам,
Обняла и сказала: «Никому я тебя не отдам».

Брак, брак, брак, этот странный брак,
Шаг, шаг, шаг вниз с обрыва шаг.
Перелом кровати, таза и двух рук,
Показал в больнице бесстрастный ультразвук.

Так лежал в больнице Петров пять дней,
Пока взглядом случайно не встретился с ней.
Медсестра Иванова вошла к нему из-за дверей,
И спросила: «Ну что ж ты Петров, дуралей».

Рассказал фрезеровщик в слезах про свой страшный суд,
Пожалела она бракодела и там и тут,
Жаль, конечно, что пальцы не отрастут,
А хорошее дело браком не назовут.

Семья, семья, семья, семья
Петров и Иванова теперь семья
Чтоб на Петровские грабли не наступать
Не вздумайте браком свою семью называть.